Алексей Зотьев

Бывший начальник Генштаба ВСУ сделал неожиданное признание

«Мы даже наблюдали такой пример, о котором никто не говорил – я первый раз его сегодня привожу. Когда батальон «Донбасс» выдвигался на штурм Попасной, эту колонну видели наши летчики. В основном там была гражданская техника, школьные автобусы и так далее, но частично и военная техника. Вот летчики тогда нанесли удар, а потом мы долго разбирались, чья же это колонна. Кстати, это стало как раз отправной точкой нанесения белых полос на технику – для того, чтобы понимать, свои войска или чужие, наша это колонна или не наша», — сообщил в эфире украинского телевидения бывший начальник Генштаба ВСУ Виктор Муженко. Тот самый Муженко, который 3 июля 2014 года получив должность Главнокомандующего ВС Украины, вплоть до 21 мая 2019 года командовал всеми карателями, ежедневно уничтожающими мирных жителей Донбасса.
Тот факт, что самолеты ВСУ разнесли в пух и прах колону нацистского батальона, меня совсем не удивляет. Подобное случалось в 2014, да и в 2015 годах довольно часто. Френдли фаер, как любят говорить в подобных случаях американцы.
Нет, я не готов осуждать Муженко за уничтожение сотни-другой карателей, но хочу обратить ваше внимание на другое. Украинский военноначальник, генерал армии, вот так вот открыто, без какого либо стеснения, в ходе телевизионного эфира, заявляет о том, что подчиненные ему офицеры расстреливали колоны, состоящие из гражданской техники и школьных автобусов. То есть, наверняка у пилотов, нанёсших удар по машинам, перевозящим карателей в сторону позиций ВСУ, была уверенность в том, что они стреляют по мирным жителям, покидающим зону военных действий.
Собрать доказательную базу, которая поможет усадить высшее руководство Украины, как гражданское, так и военное, на скамью подсудимых, можно просто слушая то, что говорят эти деятели журналистам, повествуя о своих подвигах, совершенных в период борьбы за территориальную целостность Украины. Растеряв те мировоззренческие ценности, которые являются общечеловеческими, они уже давно находятся за гранью добра и зла и зачастую не могут объективно оценивать свои поступки. Иначе как объяснить откровения генерала, пусть даже и отставного, который признается в том, что расстрел мирных граждан в период его командования был делом обыденным?
Я хорошо помню тот период. В 2014 году, да и в 2015 году тоже, расстрел беженцев, как и расстрел машин с гуманитарным грузом, не был чем-то из ряда вон выходящим. Беженцы и волонтеры попадали в засады при переходе границы, попадали под прицельный огонь сразу по выходу с территории населенных пунктов и становились жертвами подразделений, которые пытаясь взять населенные пункты народных республик в кольцо, нещадно обстреливали весь транспорт, пытавшийся прорвать тактическое окружение. Мне сложно сказать, сколько мирных жителей Юго-востока, пытавшихся спастись, перейдя границу с братской Россией, остались лежать по обочинам трасс либо сгорели в салонах своих собственных автомобилей. Волонтеров погибло гораздо меньше, так как свои операции они планировали более кропотливо, но случались потери и среди этой категории граждан. И разбирая практически каждый случай, мы приходили к выводу о том, что виновными в гибели мирного населения и волонтеров являлись украинские военные. К слову, расстрелом колон беженцев грешили не только бойцы нацбатальонов. Пострелять по беззащитным мишеням любили и солдаты ВСУ, которых некоторые пытаются представить белыми и пушистыми, противопоставляя им безжалостных карателей из нацбатальонов. Все они хороши. Каждый из них рано или поздно понесет ответственность за содеянное.
В то непростое время, мы, российские общественные деятели и журналисты, поднимая вопрос об уничтожении мирных граждан, практически всегда натыкались на стену лжи и непонимания. Наблюдатели ОБСЕ не понимали, чего мы от них хотим, а украинские политики откровенно лгали, рассказывая нам о коварных «сепаратистах», которые уничтожают мирное население для того, чтобы скомпрометировать бойцов ВСУ, людей порядочных, справедливых и в какой-то мере даже сердобольных. Ну а любая атака на гуманитарные конвои трактовалась как война за гуманитарные грузы, которые развязали представители различных вооруженных формирований, испытывающих некоторые проблемы со снабжением. Доказать факт нападения на колоны мирных граждан можно было только в том случае, если на помощь атакуемым приходили ополченцы, и бойцы ВСУ несли потери, которые сложно было скрыть. Но и в данной ситуации украинские спикеры находили выход из ситуации. Мировая общественность слышала удивительную по своей наполненности «фактами» историю, которая повествовала о нападении «сепаров» на части регулярной армии Украины и колону беженцев, которая попала под перекрестный огонь. В общем, большая часть подобных преступлений осталась безнаказанной, а виновные в гибели тысяч и тысяч мирных граждан независимых республик Донбасса до сих пор остаются на свободе, и перспектива того, что им когда-либо будет предъявлено обвинение, очень туманна. Хотя, я не исключаю, что именно Муженко совершил невозможное и максимально приблизил тот день, когда за многими карателями, прикрывающимися формой ВСУ, закроются двери тюремных камер.
На сегодняшний день единственным, кто отреагировал на слова Виктора Муженко, является «легендарный» комбат «Донбасса» Семен Семенченко. Он пообещал отомстить за гибель своих бойцов. Все остальные, включая представителей мирового сообщества, ОБСЕ, ПАСЕ и ООН упрямо делают вид, что все сказанное отставным генералом их не касается. Наверняка их бы больше устроила версия, которая говорит о том, что колонны беженцев расстреливали либо ополченцы, либо мифические «боевые буряты», пытающиеся демонизировать бойцов ВСУ в глазах прогрессивного мирового сообщества.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.