Русская Община (russiancommun) wrote,
Русская Община
russiancommun

Проигрывая сражение за сражением, мы рискуем проиграть войну

В последнее время я подметил, что начал с завидной регулярностью писать об иностранных агентах, общественных организациях, и о правозащитниках, которые работая на территории России работают совсем не в интересах России. Тема оказалась настолько актуальной и животрепещущей, что пришлось в нее серьезно углубиться.

Познавая «темную» сторону деятельности российских правозащитников я заинтересовался одним уголовным делом, возбужденным против жительницы моей родной Ростовской области, Валентины Череватенко, возглавляющей общественную организацию Союз «Женщины Дона» и одноименный правозащитный фонд. Череватенко обвиняют в умышленном уклонении от постановки на учет НКО, выполняющих функции иностранного агента. Это первое в истории современной России дело, возбужденное по статье 330 части 1 УК РФ. В общем, резонанс.


Рассказывать о деятельности Валентины Череватенко я сегодня не буду. Будем считать, что Вы уже читали мои публикации о деятельности данной гражданской активистки. Претензии СК РФ к Валентине Череватенко вполне закономерны. Одну из возглавляемых ею общественных организаций, Союз «Женщины Дона», признали иностранным агентом еще в 2014 году, припомнили немалые суммы получаемые из заокеанских фондов. Одноименный правозащитный фонд «Женщины Дона» получил статус иностранного агента в 2015 году, после того как Череватенко развила бурную деятельность на Северном Кавказе, мониторя ситуацию с нарушением прав человека и формируя когорту новых общественных деятелей, разумеется тоже за иностранные деньги.

Не скрываю, что я был удивлен тому, что правоохранительные органы в Ростовской области пошли на столь резонансный шаг, возбудив уголовное дело в отношении активной «правозащитницы». Но одновременно с этим я не видел особых проблем, которые могут возникнуть у правоохранителей в ходе следствия. Дело проще простого. Да, это так, если бы ситуация касалась руководителя рядового НКО, а не Валентины Череватенко, активно взаимодействующей с многими как российскими, так и международными правозащитными организациями.


Давить на следствие можно по разному. Можно писать жалобы в надзорные инстанции, морально давить непосредственно на следователя, занимающегося делом, подключать СМИ и создавать общественное мнение путем различных публичных и массовых мероприятий. Наблюдая за ходом уголовного дела, возбужденного в отношении Валентины Череватенко, я осознал насколько же богат арсенал российских и импортных правозащитников, и как умело они пускают его в ход, если кому-то из их круга нужна помощь. Сплоченности данных индивидов можно только позавидовать.

Письма, официальные выступления руководителей НКО и видных правозащитников, круглые столы, одиночные пикеты и другие мероприятия, в том числе и массовые, ну и конечно массированная атака через СМИ. Дело быстро «переквалифицировали» из уголовного в политическое и сделали Череватенко чуть ли не «жертвой режима». Оказывается, виной всему не банальное нежелание Череватенко следовать букве закона, несмотря на то, что она и сама величает себя «правозащитницей», а ее деятельность, которая якобы неугодна российским властям. Сама Череватенко заявила, что преследование ее со стороны правоохранительных органов активизировалось после запуска проекта «Гражданский Минск», направленного на контроль за реализацией минских мирных соглашений. Поддержал эту версию и председатель Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов. Именно он заявил, что возбужденное против Череватенко уголовное дело срывает гражданское сопровождение минского процесса. Громогласное заявление. Послушать Федотова, так весь процесс мирного урегулирования на Донбассе держится на хрупких женских плечах Валентины Череватенко. Хотелось бы в свете данной информации узнать, сколько фактов нарушения минских соглашений со стороны ВСУ зафиксировала Череватенко и Ко в ходе своей миротворческой деятельности? Лично я ни о чем подобном не слышал. Скорее всего работают «по старинке» фиксируя только факты нарушения условий перемирия подразделениями вооруженных сил непризнанных республик.


В дальнейшем в Ростов-на-Дону и вовсе прибыл «десант» состоящий из членов СПЧ, правозащитников и прочих общественных деятелей совсем не нашего толка. Данные люди, используя административный ресурс Совета по правам человека при президенте РФ, принялись активно формировать общественное мнение о невозможности уголовного преследования активных правозащитников. Разумеется, все это сопровождалось пикетами местных «либералов», которые вдруг прониклись судьбой Валентины Череватенко. В конечном итоге еще и один из действующих членов СПЧ напал на журналиста, который «посмел» иметь точку зрения противную его точке зрения. Да, еще, нам сирым и убогим общественникам Ростовской области, возмутившимся тем, что правозащитники сами нарушают законы, которые вызвались блюсти и защищать, объяснили, что есть законы «плохие» и «хорошие». «Плохие» можно не соблюдать…

И как финал атаки на правоохранительные органы, «осмелившиеся» возбудить дело в отношении правозащитника прозападного толка, на сайте фонда «Общественный вердикт» появилось заявление представителей российских и международных гражданских организаций с требованием прекратить уголовное преследование Валентины Череватенко. «Мы требуем от российских властей прекратить кампанию давления на Валентину Череватенко, а также на возглавляемые ею Союз «Женщины Дона» и Фонд «Женщины Дона», и обеспечить благоприятные условия для работы правозащитников и гражданских активистов в регионе и в целом по стране» - все примерно в таком тоне.  Сто девяносто пять подписей! Нет, это не подписи простых граждан России, взволнованных судьбой правозащитницы. Это подписи представителей и руководителей общественных и правозащитных организаций со всего мира. «Общественный вердикт», «Гражданский контроль», «Мемориал», «Московская Хельсинская группа», «Российская ЛГБТ-сеть», «Международная амнистия», «Голос» - от названий организаций, упомянутых под заявлением, пестрит в глазах. Иностранные перечислять и не буду, не имеет смысла. Они мало чем отличаются от российских «аналогов», подписавшихся под данным документом.

А что мы? Сколько представителей патриотической общественности выступило в поддержку правоохранительных органов, прижавших «иностранного агента»? На территории Ростовской области против единого фронта «правозащитников» выступило лишь несколько общественных организаций да пару-тройку журналистов. Несколько пикетов в местах проведения мероприятий правозащитников, направленных на поддержку Валентины Череватенко, круглый стол представителей патриотической общественности, обращение к президенту РФ с просьбой рассмотреть целесообразность присутствия некоторых правозащитников в Совете по правам человека и обращение в Общественную палату РФ с просьбой защитить право журналистов на занятие профессиональной деятельностью. И меньше десятка подписей под данными обращениями.


Наблюдая за происходящим, точнее непосредственно участвуя в происходящем, я должен констатировать тот факт, что в противостоянии патриотических и прозападных сил мы проигрываем сражение за сражением. Прозападные активисты, общественники и правозащитники более мотивированны, сплочены и лучше организованы. Я уже даже не говорю о той финансовой базе, которая есть у них, в отличии от организаций патриотического толка. Но деньги не самое главное. Все дело в том, противостояние двух идеологий на территории России это уже не война. Это больше похоже на сопротивление, при котором хорошо организованные враждебные нашему государству силы сталкиваются с редкими и разрозненными очагами противодействия. Печально. Печально то, что мы не в состоянии столь же хорошо организоваться и дать отпор этим «активистам» и «правозащитникам», которым чужды наши интересы и интересы нашего государства. По факту они работают на дестабилизацию российского общества и защищают лишь себя и себе подобных. Это можно проследить по ряду последних дел. В деле Надежды Савченко они защищали именно убийцу двух граждан России, а не наоборот, сегодня их усилиями вышли на свободу убийцы Олеся Бузины, получив условные сроки, и во время отключения Крыма от электроэнергии они не тревожили допустившие подобное украинские власти, а продолжали писать отчеты о нарушении прав человека на территории полуострова и об участившихся арестах крымско-татарских активистов и этнических украинцев сотрудниками ФСБ.

Не обращая внимания на деятельность подобных структур, пропуская мимо ушей информацию об их консолидации, мы проигрываем сражение за сражением. Они формируют общественное мнение, давят на правоохранительные органы, жестко отстаивают свои интересы и интересы себе подобных, а мы до сих пор живем по принципу «больше трех не собираться». Нас как будто бы и нет. Нас никто не принимает в расчет. Так, проигрывая сражение за сражением активным прозападникам, которые интегрировались во все слои нашего общества, включая Совет по правам человека при президенте РФ, мы рискуем рано или поздно проиграть войну, объявленную сторонниками западной модели цивилизации поборникам исконно русского мироустройства. И тогда мы гарантированно превратимся в сопротивление, которое никто не будет принимать в расчет.

Алексей Зотьев

Tags: Женщины Дона, Ростов-на-Дону, Череватенко, иностранные агенты, правозащитники
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment